Ринопластика (пластика носа): ответы специалиста

Пластика носа – операция, которая требует от врача высокого уровня мастерства и предвидения. Главный врач клиники «Хирургия Красоты», профессор, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой пластической эстетической хирургии РУДН Леонид Павлюченко отвечает на основные вопросы о ринопластике.

– Леонид Леонидович, считается, что ринопластика – одна из самых непростых эстетических операций. Такое утверждение оправданно?

– В общем-то да. Дело не только в сложной анатомии носа, но и в том, что нос – наиболее заметная часть лица, поэтому малейшая оплошность хирурга будет привлекать внимание и вызывать критику. Кроме того, наряду с внешним видом носа нужно принимать во внимание его важные функции – дыхание и обоняние. Из этого следует, что хирург, который проводит ринопластику, должен быть очень скрупулезным, внимательным, хорошо подготовленным и опытным специалистом.
Еще один щекотливый момент: абсолютно все носы, как и лица, от природы ассиметричны. Чтобы создать симметричный нос на ассиметричном лице, нужно владеть определенными приемами, которым не учат на базовом курсе в медицинском институте. Многие хирурги с этой техникой вообще не знакомы.

Нос правильно оценивать не как маленький или большой, а как соразмерный или нет пропорциям лица. Соответствующие эстетические критерии были выработаны еще во времена Античности и реанимированы эпохой Возрождения. Также не следует забывать о дыхательной функции носа. Больше трети операций по ринопластике заканчиваются ухудшением дыхания из-за того, что нос сделали слишком маленьким.

– Тогда как найти хорошего хирурга для проведения ринопластики, на что следует обратить внимание?

– Сложный вопрос… Сертификаты, дипломы и широкая реклама еще не гарантия профессионализма врача. Я считаю, что пластический хирург должен быть превосходно образованным, разносторонним человеком, с тонким эстетическим восприятием и твердыми моральными принципами. Кстати, широкий профессиональный кругозор подразумевает наличие стажа не только в пластической, но и в общей хирургии. В идеале врач должен проводить операции по ринопластике постоянно, а не от случая к случаю.
Уже после выполнения данного вмешательства хирург не слишком может повлиять на финальный эстетический результат, но при этом остаются вещи, которые нельзя пускать на самотек. В послеоперационном периоде нужно прорабатывать нюансы, детали – для носа это самое важное.

– Что должно насторожить при выборе хирурга?

– Плохо, если врач невнимателен к вашему анамнезу, не проверяет нос на полипы, кисты и другие новообразования, не интересуется его дыхательной функцией. Пренебрежительное отношение к предоперационному обследованию грозит тяжелыми послеоперационными последствиями.

– Повторная ринопластика — обычное дело или форс-мажор?

– У специалиста высокого класса это случайность, у малоквалифицированного хирурга – следствие ошибок, которые он допускает регулярно. Вообще, на пути к успеху подчас возникают самые неожиданные препятствия. Так, индивидуальная анатомия и организм пациента могут… сопротивляться проделанной хирургом работе. Бывает, что врач все выполнил прекрасно, но спустя год форма носа претерпевает значительные изменения, просчитать это заранее невозможно.

– Компьютерное моделирование формы носа помогает при ринопластике или это в большей степени способ дополнительно привлечь пациента?

– Нельзя назвать маркетинговым ходом то, что существует практически с тех пор, как появился компьютер. Компьютерное моделирование позволяет наглядно оценить ситуацию, лучше информировать пациента о возможностях ринопластики и знакомит его с предположительным видом будущего носа. Конечно, любое моделирование – это всего лишь проект. Как ни один дом в итоге не оказывается безукоризненной копией замысла архитектора, так и ни один нос не будет предельно точно соответствовать нарисованной компьютерной программой картинке.

– Сегодня все чаще говорят о так называемой омолаживающей ринопластике. Однажды нос действительно начинает настоятельно требовать омоложения?

– Да, нос с возрастом меняется, но меняются и остальные части лица. Если пациент обратился с запросом омолодить нос, надо попросить его принести фотографию 20-летней давности, чтобы понять, какова разница между прошлым и настоящим. Бывают случаи, когда человек, будучи уже в возрасте, приходит к хирургу якобы за омоложением носа, а на самом деле – за воплощением мечты, которую он вынашивал всю жизнь. Врач улучшает ему форму носа, и пациент уходит довольный.

– Ваше отношение к коррекции носа филлерами и нитями?

– Это всегда компромиссное решение, по сути, полумера. Прибегая к данным методикам, врач должен объяснить пациенту, что результат будет временным и незначительным. При необходимости такие технологии могут послужить дополнением к хирургии. Допустим, филлеры помогают заполнить небольшие дефекты, возникшие после операции. Подобные несовершенства и так постепенно сглаживаются за счет соответствующей реакции со стороны организма, но наполнители ускоряют этот процесс и обеспечивают немедленный эстетический результат.

Ринопластика не заканчивается непосредственно операцией, после нее в течение года пациенту нужны осмотры и различные процедуры.

– А не кажется ли вам, что люди в принципе часто необоснованно критикуют свой нос?

– Критичное отношение к собственной внешности еще не означает ее субъективной оценки. Требовательность пациента может казаться хирургу чрезмерной, потому что тот не желает встать на место человека, взглянуть на проблему его глазами. На мой взгляд, если внимательно отнестись к такого рода жалобам, то даже в самых, казалось бы, раздутых требованиях вы найдете объективные основания для эстетического вмешательства. Пациенту с высокими запросами нужен врач, который в состоянии понять и корректно реализовать его пожелания.


Оставьте комментарий